Михкель Нестор: Сначала возмещение зарплаты, а потом «деньги с вертолета»?

SEB PankХотя кризис, который начался со вспышки коронавируса, в Эстонии длится всего пару недель, мы уже сегодня видим предприятия и людей, которые потеряли все свои доходы и испытывают серьезные экономические трудности. Поэтому приятно отметить, что страна сумела немедленно отреагировать и предприняла срочные меры по улучшению ситуации. 

Страна смогла быстро отреагировать

Хотя кризис, который начался со вспышки коронавируса, в Эстонии длится всего пару недель, мы уже сегодня видим предприятия и людей, которые потеряли все свои доходы и испытывают серьезные экономические трудности. Поэтому приятно отметить, что страна сумела немедленно отреагировать и предприняла срочные меры по улучшению ситуации. Несмотря на то, что детали все еще находятся в процессе окончательного уточнения, забегая вперёд, можно сказать, что выбранное направление является правильным. Мы должны помочь людям и предприятиям пережить трудное время, чтобы с нормализацией ситуации экономика как можно скорее встала на ноги.

Необходимость возмещения заработной платы может растянуться больше, чем на два месяца

Наибольший успех можно предречь в отношении компенсации заработной платы из Кассы по безработице. В Эстонии имеется много предприятий, где из-за экономических ограничений работа была остановлена практически со дня. Однако, если предположить, что нормальное общественное устройство всё же восстановится в ближайшее время, то увольнение сотрудников будет неправильным решением, поскольку со временем рабочая сила понадобится снова. С другой стороны, в секторах с низкой рентабельностью, таких как общественное питание, покрытие расходов за счет резервов просто невозможно. В нынешних экономических условиях работники, вероятно, согласились бы на неоплачиваемый отпуск, но это поставило бы их в очень сложное финансовое положение и создало бы дополнительный шок спроса в экономике. Государственная компенсация заработной платы позволяет «лишним» работникам справляться, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Другой вопрос, достаточно ли двух месяцев и 250 миллионов. Предприятиям, которые (справедливо) опасаются затяжного кризиса, уже сегодня можно было бы подать сигнал, что период компенсации может быть продлён. Например, в секторе туризма сегодня очень сложно предвидеть восстановление спроса летом или осенью. Даже в том случае, если вспышка вируса пойдет на спад, перемещение людей будет и дальше строго контролироваться, поскольку страны не хотят рисковать возвращением вируса. В результате для некоторых предприятий более целесообразным может оказаться немедленное сокращение сотрудников.

Сильные предприятия получат платежный отпуск даже без государственной гарантии

Кредитная гарантия Kredex и кредит оборотных средств вряд ли быстро завоюют популярность. Опять же, в надежде на сценарий, в котором нынешние проблемы носят временный характер, предприятиям с образцовым платежным поведением без труда могут получить временный платежный отпуск даже при нормальных обстоятельствах. Банки понимают, что сегодняшняя ситуация была непредсказуемой для всех, и долгосрочное сотрудничество не будет так просто разрываться. Однако если мы увидим, что экономические ограничения и обусловленная этим неплатежеспособность сопровождает предприятие уже долгое время, то гарантия может оказаться необходимой. В таком случае, однако, уже на уровне предприятия возникает вопрос о том, целесообразно ли копить долги с неизвестной перспективой на будущее, или пора свернуть лавочку и начать всё с чистого листа когда-нибудь потом, в более благоприятный период. Оборотный кредит, предлагаемый самим Kredex, может быть необходим для более рискованных секторов, которые коммерческие банки не готовы финансировать даже в хорошие времена в экономике. С другой стороны, низкая кредитоспособность всегда имеет объективную причину, и отдавать наши общие деньги предприятиям, которые частный сектор не желает финансировать, вероятно, было бы неразумно даже в трудные для экономики времена.

Еще большее долговое бремя – не выход для восстановления экономики

Если в краткосрочной перспективе выбранные государством меры являются правильными и должны помочь предотвратить крупные экономические потери, то для экономических аналитиков интереснее именно долгосрочная точка зрения – как Эстония и Европа в более широком плане выйдут из этого кризиса.

В настоящее время «великий план» по выходу из кризиса заключается в том, чтобы отказаться от различных ограничений в отношении государственных финансов и поддержать экономику посредством крупных субсидий из государственного бюджета. Поскольку странам негде взять таких резервов, то для этого выпускаются новые облигации. В нынешней экономической ситуации запрашиваемая по ним процентная ставка была бы очень высокой, но здесь в игру вступают центральные банки, которые в огромных количествах скупают на рынке государственный долг. Это позволит выпускать облигации с отрицательной процентной ставкой даже в странах с самой слабой экономикой.

Однако для долгосрочного восстановления экономики дальнейшее повышение и без того высокой долговой нагрузки вредно. Если Италия выйдет из этого кризиса с долговой нагрузкой 200% от ВВП вместо нынешних 140%, то мы можем быть уверены, что там не может быть и речи о каком-либо особом экономическом росте даже в следующем десятилетии.

В ожидании «вертолетных денег»

Таким образом, есть реальная возможность того, что если в прошлый кризис была реализована невообразимая экономическая концепция – отрицательная процентная ставка, то на этот раз мы придем к следующей экономической выдумке – «вертолетным деньгам». Под этим термином подразумевается ситуация, когда вложение денег происходит не за счет дополнительных кредитов, а напрямую из новых денег, «напечатанных» центральным банком. Другое дело, каким будет точное юридическое и бюрократическое устройство и сколько времени потребуется для достижения такого соглашения.

Для Эстонии, конечно, не страшно, если вертолетных денег не будет. Наш государственный долг в виде доли от ВВП в прошлом году составил около 9%, то есть в 10 раз ниже, чем в среднем по еврозоне. По сути, это означает, что мы имеем возможность поддержать экономику в размере десятков миллиардов. Сегодня представляется разумным как следует подготовиться к тому, чтобы в умеренном количестве занять на рынке дополнительные деньги, но оставить надежду на возможность, что «вертолет» центрального банка ниспошлет на нас эти деньги без обязанности их возврата.

Жизнь – это не только экономика, но без экономики нет жизни

Прежде всего, мы должны, конечно, надеяться на то, что вспышка заболевания стихнет и экономические ограничения будут сняты. Как бы ужасно это ни звучало, в какой-то момент экономика может стать важнее жизней. В конце концов, мы можем временно печатать больше денег и делиться ими друг с другом, но в итоге деньги – это просто инструмент. Настоящее благополучие и предпосылки для жизни на планете Земля обусловлены тем, что люди производят товары и услуги и обмениваются ими друг с другом. Если единственными работающими останутся только врачи и пекари, а остальные залезут под камень, то в конечном итоге возникает вопрос, кому будут нужны эти «нахлебники».

Lisa kommentaar

Sinu e-postiaadressi ei avaldata. Nõutavad väljad on tähistatud *-ga

*

− 2 = 1

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.

%d bloggers like this:
Kas soovid värsket kinnisvarainfot meilile?

Sisesta e-posti aadress ja ole kursis kinnisvaraturu liikumistega!